Дети канланга. Глава 9 — порно рассказ

Генри увидел, что он лежит на спине, приподнявшись на локтях — его пупок и нижняя часть тела были покрыты непонятной металлической конструкцией, сужающейся к паху. Глаза «двух шаров» закрывались и открывались с глухим криком, она сидела, словно на сиденье мотоцикла. Зажим стонал из коробки, которая охватывала Генри Слайна, фаллос двигался вверх и вниз, как поршень. Генри ничего не почувствовал, посмотрел в лицо девушки. Теперь это было лицо «отстой». Мечта. Глупый сон, решил молодой человек и откинулся на подушки.

Дымка в его голове рассеялась, теперь «движущаяся луна» стояла, прислонившись к дверному стуку. В центре комнаты Джессика лежала на его коленях, ее глаза были закрыты и мечтательны, медсестра прижимала к себе член Нселы, стоя позади нее с правой рукой. Она взяла в рот головку члена охотника, а другой рукой ввела в рот член Ксилы. Никто не обращал внимания на Генри. Молодой человек громко обернулся. Нечистое ложе казалось таким непостижимо далеким.

— Эй, эй! Кто ты! Генри! Подтянитесь! Что с тобой случилось!» София трясла Генриха за плечо. Я проснулся. Девушка была одета в белые узкие джинсы и легкомысленную футболку.

Генри посмотрел на вертикальную складку в промежности ее джинсов и сломался с пересохшим горлом:

На Софи больше не было ни джинсов, ни трусиков, только футболка. Вертикальная складка ее киски вызывающе смотрела на Генри.

— Я пришел сказать вам, что в двух случаях вам это удалось!

-Два а-а-а-сссс-ми- Генрих потянул шею и потянулся к вертикальной складке.

— Из девяти! Первая была беременна. Вы никогда не угадаете, какой!

Генри облизал пересохшие губы, он не хотел ни о чем догадываться.

— Втуку! Что у тебя есть? Разве вы не счастливы?

Нежная кожа внутренней поверхности бедер Софи на ее щеках, язык на клиторе, белый девичий сок. Доктор бегал, стонал, гладил волосы Генри. Генри попытался.

Темный гладкий лобок. Язык на розовом клиторе. Клитор чуть больше, чем у Софи. Генри попытался. Он проглотил слюну наполовину с соком туземца. «Фипс!» — стонал он во весь голос. Непрерывное движение его руки вернулось ко рту молодого человека.

Генрих лежал лицом вниз, уткнувшись носом в промежность жрицы. Девушка гладила его по голове и что-то шептала. Он почувствовал прикосновение большой груди, склонившейся над ним. «Пить грудь». Чьи-то пальцы массировали ноги, бедра, ягодицы. Чей-то рот сосал его член. Новое проникновение. И тепло от раздавленных фруктов Канланже разлилось по всему его телу. «Софи-и-и-и, — позвал Генри, — это надо остановить, помоги мне, Софи!».

С этими словами он прошел мимо спящих Кадиллы и Джессики. Влюбленные — в объятиях друг друга — не проснулись. Других лидеров нигде не было.

У ног Генриха — поле, на котором работали женщины. Пока он не попал сюда, молодой человек ничего не помнил. Одна из женщин встала, вытерла пот на лбу тыльной стороной ладони, искоса поглядывая на «посланника луны». Это была «Суза».

Кто-то бил его по щекам, по земляному полу, солнце пробивалось сквозь щель тростниковой хижины. Белохвост» был зол, проклят.

— Ты! Парашютист! Ты должен взять ситуацию под контроль», — так Генри перевел его слова.

Генрих в той же рубашке на полкорпуса, голый на площади в 69 лет, окруженный толпой. В основном мужчины, заметил молодой человек. Через плечо «Два мяча» что-то крикнул молодому невысокому уроженцу, который расхаживал взад-вперед между Генри и толпой. Злой туземец посмотрел на Уайта и сказал что-то вызывающе спокойное. Он проигнорировал два мяча. Генрих понял, что речь была обращена к нему, а не к толпе.

Из-за другого плеча раздалось оханье.

— Обряд, когда юноша становится мужчиной, — это поединок. Юноше разрешается вызвать на поединок любого зрелого мужчину. Если он побеждал, значит, он прошел испытание и стал одним из нас.

— Ну, удачи ему!» Генри обернулся. Он уже начал привыкать к забвению и теперь ждал его.

Хант взял его за плечо:

— «Он зовет тебя!» и добавил извиняющимся тоном: «Он не верит, что ты посланница богини.

Генри с интересом посмотрел на молодого человека. Он был почти на две головы ниже его, но передвигался по импровизированному рингу легкой кошачьей походкой. Генри сделал шаг к нему — туземец ударил его кулаком в лицо. Уайт не ответил. Туземец ударил снова, отскочил, и Триумф что-то крикнул толпе. Толпа солгала.

— Да, подумал Генри. Голова Голиафа слегка прояснилась от ударов туземца «Давида». Он несколько забавлялся в багажнике, местный был в восторге и отбил сразу серию, по лицу и телу. Молодой человек не смог блокировать блокирующих, но пресса напряглась.

— Круто! Теперь я протрезвею!» Генрих был в восторге и крикнул врагу: «Еще!

Лицо гудело от ударов, но туземец не был боксером. Однажды я где-то что-то видел.

Генри медленно развел в стороны руки, асинхронно, сначала он двинулся прямо к голове туземца. И он сделал микроскопическое движение мастерства в этом направлении, чтобы блокировать. В тот же момент Генри обеими ладонями сильно и синхронно ударил противника над ушами. Руки молодого человека были длиннее, чем туземец мог оправиться от такого нестандартного удара. Туземец перешел в состояние, подобное Скогги, и Генри нанес ему короткий удар в переносицу. Туземец распался, как клубок. Генрих оглядел безмолвную толпу, опустился, положил поверженного врага на плечо, как когда-то подрезал ему лоб, и понес его к храму.

«Лбута, — подумал Генрих, — когда я видел ее в последний раз?»

Мысль снова замедлилась.

— «Соф-и-и», — жалобно воскликнул он.

Кулем, он сбросил туземца с плеча. Оказавшись на полу, туземец ощупал себя, приподнялся на коленях, испуганно моргая глазами.

‘- потребовал Соф-и-Генрих.

— Да. Да. Сосать. «Я видел, хорошо», — крикнул туземец, приподнимаясь и беря член Генри в рот.

«Это что-то новенькое», — Генри посмотрел на него, на свой собственный член, торчащий из-под рубашки, но ничего не почувствовал, — «О Боже!».

Комната снова поплыла.

Генрих видел ККК. Старик с удивлением наблюдал, как «луна-луна» использует девушку в собачьей старушке. Он присмотрелся — совершенно незнакомая девушка, скучающая под ритм Канланга. Солнце светило сквозь щели под потолком незнакомой хижины.

— Чекки! Будьте добры! Помогите мне! Найдите способ увезти меня из Канланга! Я не могу! Я себя не помню. Где я? Кто я? С кем я? Пожалуйста.

Генри закончил и бессильно упал на своего партнера. Секс не должен быть навязчивой идеей! Бестваарин, эта мысль вылетела из ее головы, птица, поющая под крышей хижины, превратилась в старуху. Старуха объявила. Вфуку. Бледная жрица выглядела смущенной, как школьница. Она извинилась и указала рукой на открытую однушку Генри на первом этаже. Молодой человек моргнул и зашевелился.

Вфуку со стальными длинными ногтями на указательном и среднем пальцах крепко держала член Генриха перед собой. Член встал. Тут жрица наклонилась, увидела глаза юноши, оскалила зубы. И схватила член зубами. Генри испугался, но дергаться было себе дороже, он оставался неподвижным. Вфуку взял полный член в рот и начал полировать его зубами. Невероятное сочетание страха, беспомощности и удовольствия охватило Генри. Он скрежетал зубами и когтями! Где я слышал об этом!

Во время оргазма молодой человек попытался схватить ускользающее сознание за кончик хвоста. не смог! Или может? Та же хижина, та же поза, та же земля под голой задницей. и Лбут. Принцесса, которая отстой.

Генри был в восторге, он давно не видел дочь вождя, он попытался заговорить с ней, но рот Лбуту был занят, и разговор не получился. Посланник богини плодородия сдался. Его пенис работал как кран, из которого вместо воды текла сперма.

Чрека и знакомая старуха поддерживали Генриха под руки. Океан плескался у моих ног. Молодой человек шагнул вперед, покачнулся, пощупал грудь старухи. Член комитета двинулся. Старуха заметила его и отпустила его руку. Она что-то сказала, улыбнулась, вытерла лицо ладонью. Чрека также сказал что-то невразумительное и увел Генриха.

— Еще! Помогите мне! Генри зачерпнул теплой воды в ладони, плеснул теплой водой себе в лицо: «Нет?».

Молодой человек сделал шаг вперед, нырнул головой вперед, поплыл, всплыл, хрюкнул. Вот он! Он нырнул в глубину. На глубине вода была холодной. Голова прояснилась.

Движение было неожиданно прервано. Из каноэ Кдила протянул руку. Генри забрался в лодку, посмотрел на рыбака трезвым взглядом — тот заметно ослабел. Чрека поворачивал весло.

— Сколько дней прошло?

Кдила не ответила, только ободряюще похлопала белого юношу по плечу. Он вытащил из-под себя грубый плащ и протянул его Генриху.

На берегу молодой человек прислушался к своим ощущениям. Море смыло с него испарения канланга. Ум стал ясным, тело сильным и отдохнувшим. Он натянул джинсы и выжал их насухо.

Секс не должен быть навязчивой идеей!» — повторял Генри про себя, внезапно поверив, что это правда.